Бобр – животное, которое в Европе находится под защитой. Европейский Союз разрешает охоту на бобров только в трех странах Балтии и в Польше. Бобр – крупнейший представитель семейства грызунов, настоящее водное животное, которое превосходно плавает и ныряет. В прежние времена численность бобров в Латвии была выше, о чем свидетельствуют названия населенных пунктов: «Бебри», «Бебриши», «Вецбебри», «Беброни», «Бебринка», «Бебрулея», Бебрупе, Бебрукалнс, Бебренская волость. На бобров ведется охота, главным образом, ради ценной шкуры и выделений из желез бобров, которые использовались в народном врачевании. Мясо бобра используется в кулинарии, к тому же, приезжие охотники из Германии рассказывают, что на их земле килограмм колбасы из мяса бобра стоит пятьдесят евро. В качестве деликатеса коптят хвост бобра, который по вкусу напоминает копченую рыбу тюрбо, но обладает своеобразным привкусом.

         Тот факт, что железы бобров используются во врачевании, упоминал не только Гиппократ, еще за 400 лет до нашей эры, сведения об этом также были найдены в папирусах. «Книга лекарств» Лоницеруса, изданная в 1679 году, рекомендует использовать железы бобров почти от всех недугов. В царские времена грамм порошка сушеных желез бобра стоил пять золотых рублей. Так как в рацион бобра входит очень много ценных трав, раньше железы бобра считали чуть ли не средством от всех заболеваний. Охотники славят их, как настоящее чудодейственное средство и местную виагру. Препараты из желез бобров отличаются своим быстрым эффектом и используются по сей день. Уже в наше время их использовали для фиксации ароматов таких духов, как «Ромео», «Опера», «Демон» и многих других. Сырье, полученное из желез бобров, добавлялось также в алкогольный напиток «Цветок папоротника». Охотник Аизкалнской волости Прейльского края Юрис Желвис изготавливает настойку на железах бобров. Это единственный продукт, лицензированный в Латвии. Продукт называется «Fonto de forto», что в переводе означает «Сила природы». Препараты, в состав которых входит бобровая струя (железа бобра), отличаются быстрым эффектом.

         Бобров называют также «инженерами животного мира». Они сооружают сложные дамбы, каналы, домики. В основании дамб может лежать ил, камни. В дамбу бобр добавляет кусты и брусья, в свою очередь на брусья, подобно цементному веществу, укладывает грязь, камни, влажные растения. Такую дамбу в дальнейшем поддерживают и постоянно улучшают многие поколения бобров. Протяженность дамбы может достигать 600 метров. Колонии бобров чаще всего состоят из 4-5 животных – главным образом это взрослая пара вместе с малышами, родившимися за два последние года. Бобры очень моногамны – пара живет вместе до момента, пока один из них не погибнет. Если в стае бобров несколько самок, малыши рождаются только у одной из них. Говорят, что бобр отмечает прибавление в семействе косметическим ремонтом жилья, используя свежую грязь или обгрызенные веточки.     

         Бобры строят куполообразный домик из веток и грязи, он может быть построен на уровне 1-3 метров над водой, диаметр основания может достигать 3-12 метров. Домик – это одна внутренняя камера, шириной около 1-2 метров и высотой от 0,6 до 0,7 метров. Нижняя часть камеры расположена над уровнем воды, она застилается сухими растениями. Толщина стен может достигать одного метра, а над камерой расположено вентиляционное отверстие. Зимой ниже уровня льда располагается один или несколько выходов. Вход всегда должен быть под водой, чтобы убежище оставалось недоступным для наземных хищников. Туннели могут быть очень сложными, протяженностью более десяти метров от входа. Ширина туннеля 0,3-0,4 метра. Самое толстое, перегрызенное бобром, дерево, в месте его излома может превышать один метр. Лозу, диаметром 13 см, бобр сгрызает за 13 минут.

         Активность бобров приходится на ночь, но иногда они могут начать работу сразу после полудня. Бобры сохраняют активность круглый год, однако зимой они покидают убежище лишь для того, чтобы добраться до ближайшего склада пищи. Зимой на короткое время бобры могут впасть в летаргическую спячку и питаться собственными жировыми запасами, но полноценно в зимнюю спячку они не уходят. Хвост бобра устроен очень своеобразно – такое строение характерно только для этого вида. Хвост расплющенный, веслообразный или лопатообразный и покрыт роговым веществом. Во время плавания хвост служит как веслом, так и рулем, а если бобр сидит или «прихорашивается», он зажимает хвост между задними лапами и выдвигает вперед. Если бобр сидит в снегу, хвост защищает органы брюшной полости и задние части от переохлаждения. Несколько приподнятый хвост, который через ноги перекидывается с одной стороны в другую, при ходьбе оставляет характерный вьющийся след. Сильным ударом хвоста о воду, который в ночной тиши может звучать, как выстрел, бобр предупреждает остальных «членов семейства» о возможной опасности. Ширина зубов взрослого бобра 7-9 мм, цвет передних зубов - оранжево-красный. Передние зубы бобра мощные, долотообразные и продолжают расти на протяжении всей жизни, но по причине того, что бобры грызут деревья, они осыпаются, при этом, со внутренней стороны это происходит более стремительно, чем с наружной. Таким образом, зубы на протяжении всей жизни остаются острыми. Бобр выглядит неловким, но в то же время, если он испуган или намеревается на кого-то напасть – его движения становятся очень стремительными. Уши бобра короткие, когда бобр ныряет, специальные мышцы складывают уши в продольном направлении, таким образом, не допуская попадания воды в уши. Губы рассеченные. Если бобр хочет что-то грызть под водой, он сжимает верхнюю губу и внутреннюю сторону передних зубов и сильно прижимает к нижней губе, чтобы вода не попала в рот. Глаза у бобра маленькие, ноздри с плотными краями, закрываются. Средняя продолжительность жизни бобра 25-50 лет.

        Семейство бобров для зимнего пропитания может запастись до 20 кубометрами веток. Мелкие ветки бобры съедают полностью, а с толстых веток сгрызают кору. Зимой бобры питаются, главным образом, корой деревьев, ветками и молодыми побегами. Один взрослый бобр в течение года съедает 7-8 складочных кубометров мелких веток и коры деревьев. Начиная с марта и апреля, бобр постепенно переходит на питание зеленью. Поначалу он кушает корни рогоза, тростника и кувшинок, позже их стебли и листья. Взрослый бобр употребляет в пищу разные растения, кору и ветки лиственных деревьев, корни и листья водных растений. Летом с удовольствием ест конский щавель, одуванчики, тростник и другие растения.

        Два бобра, убитые в 1855 году в реке Даугава, недалеко от Екабпилса, вероятно, были последними в той части Латвии. Последний бобр в Видземе был убит в начале семидесятых годов позапрошлого века (1871 или 1873 год) в речушке Рауза, недалеко от Смитлене. В 1927 году правительство Норвегии подарило Латвии две пары бобров, которые были выпущены на свободу в реке Стенде в районе лесничества Угале. После запуска бобров в это лесничество, был издан запрет на рыбалку, было запрещено даже ходить вдоль берега. Отдельным законом бобры были признаны собственностью государства: их отлов или убийство предусматривали наказание: от 1 до 6 месяцев тюремного заключения и штраф в размере Ls 500-1000.

        В 1935 году одну пару Норвежских бобров запустили в приток Раузы - Липсу. Для бобров соорудили дамбу, однако животные ее не признали и сами построили две дамбы: одну – меньшего размера, вторую, протяженностью 64 м, которую они строили несколько лет.

        В июле 1952 года из резервата Воронежа в Латвию привезли пять пар черных восточно-европейских бобров. Взамен на них, резерват получил Норвежских бобров, которых у них прежде не было. Одну пару бобров запустили в приток Абавы в Крое, одну пару в речушку Баньгава, которая через озеро Усмас соединяется с притоками реки Ирбе Энгури и Стенде, еще две пары запустили в реку Слоцене, недалеко от озера Каниера. В 1975 году был начат отлов местных бобров из бассейнов рек Абава, Вента и Слоцене, это делали для того, чтобы переместить их в бассейны рек Гауя, Аивиексте, Персе, в реку Криевупе и другие места. В Латвии бобры стали видом, на который объявлена охота, в 1980 году в результате охоты было отловлено 111 бобров. За шкуру бобра хорошего качества платили 100-120 рублей, что в то время приравнивалось к средней месячной зарплате работника канторы. В 1980 году общее количество бобров в республике приближалось к десяти тысячам. Сегодня их количество, с большой вероятностью, уже превышает девяносто тысяч.

        На северо-западе Западносибирской равнины и реки Конда существует такая притча о происхождении бобров: «Родоначальницей бобров была женщина – ткачиха. У нее было много детей, но дети плохо к ней относились и дошли до того, что не давали матери даже испить воды. Однажды она настолько разозлилась на детей, что ушла от них, стала жить в воде и превратилась в бобра. Ее одежда превратилась в шкуру, а хвост образовался из ткацкой дощечки». Ханты, проживающие у маленькой речушки Совса, в свою очередь верили, что бобры – это люди, которые превратились в бобров, чтобы спастись от своих преследователей. (В другом варианте – людей превращали в бобров в качестве наказания). В дюнах острова Онежского озера, рядом с вертикально расположенными покойниками, найдено большое количество передних зубов бобров. Предполагается, что здесь похоронены шаманы, одежды которых были пошиты с использованием зубов бобров. Вероятно, именно этим можно объяснить тот факт, что в «продовольственных» отходах того времени костей бобров почти не было, так как их просто не выбрасывали, а из уважения к данному животному бережно хоронили. Из костей изготавливали различные инструменты, а обработанные долотовидные передние зубы служили лучшим режущим инструментом.

        Шведский биолог, исследователь поведения бобров, Ларс Вилсонс, пишет, что североамериканские индейцы считали бобра сверхъестественным существом, в тоже время ему приписывали совершенно человеческие качества. Мясо бобров у индейцев считалось особенным деликатесом, жир использовался в качестве средства защиты от обморожения, а особенные, характерные только бобрам, железы, вместе с выделениями, использовались в народной медицине. Усопших оборачивали в шкуру бобра, в свою очередь бобр, в качестве подарка, символизировал особую дружбу.

        Легенда индейцев о сотворении мира гласит, что изначально Земля была покрыта водой. Там жили верные индейцам животные, ими правили бобры, которые в то время отличались очень крупными размерами. Когда дух Калеватта решил создать сушу, он обратился к бобрам за помощью. Они ныряли в воду и поднимали на поверхность ил, из которого созданы все топографические единицы. Огромные бобры умели даже разговаривать. Но время от времени кто-то из них использовал этот навык в недобрых целях, и за это его казнили. Из души убитого бобра произошел человек, который своим характером очень напоминает своего предка. Некоторые племена индейцев считали гигантского бобра своим прародителем и гордились этим. 

        В томах дайн Латвии около сорока дайн, свидетельствующих о прямом значении бобров в хозяйстве и быту латвийского народа. Количество дайн, в которых упоминаются лесные животные, превышает две тысячи. Самая большая часть дайн посвящена волкам, вероятно, из-за их пагубного влияния на хозяйство или «недобрых деяний». В народных песнях бобрам приписываются многие прекрасные качества: мудрость, умение строить, а также ценная шкура.